Тибетская школа

Главная » Тибет » Тибетская школа

Многолетнее изучение древних текстов Тибета стало основой в попытке Эндрю Томаса (он же Андрей Павлович Томашевский – сын росийских эмигрантов, австралийский ученый и путешественник, почитатель и последователь Рерихов) разгадать и понять историю таинственной страны.

— Очень просвещенный лама, приехавший из Лхасы, живет сейчас в небольшом монастыре по ту сторону долины, — сообщил учитель тибетской школы.— Дорога займет 4 часа, если удастся найти машину, едущую в деревню возле подножия храма. И не забудьте доложить о своих перемещениях в полицию…

Маленькая точка на севере против снежной линии громоздящихся гор, которую я заметил в бинокль, и был ламаистский монастырь Тибета. В моем распоряжении была неделя и я решил отправиться туда завтра. А сегодня я предусмотрительно запасся двумя вещами: у учителя попросил записку на хинди с точным описанием, как найти монастырь и именем ламы; и купил мешок риса — подарок бедным ламам. Не забыл я и пословицу горцев: «Чем выше вы поднимаетесь, тем ниже опускается температура…»

Ледники сияли в лучах восходящего солнца, словно бриллианты. Я стал в конце улицы, на выезде из города. Вскоре удалось поймать машину. На горной дороге ее здорово подбрасывало на каждой кочке и доехав, наконец-то, я был счастлив оставить старый «форд».

Маленький храм, закутанный в облако, который я заметил в бинокль, возвышался башней на скалистой стене. Я надеялся добраться туда за час, но ошибся. Неширокая петляющая тропинка поднималась выше и выше, теряясь, наконец, в белоснежных вершинах гор.

Когда я подошел к воротам храма в своей походной одежде с поднятым от ветра воротником и громко позвал, то два вышедших молодых тибетских монаха, вероятно, подумали, что у меня плохие намерения. Я подошел к ним и положил к их ногам мешок риса. Затем протянул одному из лам записку с именем пандита, которого хотел видеть, и он немедленно скрылся в глубине монастыря. Через несколько минут вернулся и пригласили войти в главную дверь монастыря.

Темнота храма сначала ослепила после яркого света и я не мог ничего различить, но постепенно привык к полумраку и заметил двух монахов возле статуи Будды. Старый, с изрезанным морщинами лицом монгола, высоким голосом читал мантру, отмечая ритм чтения звоном колокольчика. Другой лама — молодой, с бритым черепом и лицом, как будто вырезанным из слоновой кости, стоял молча. Лицо было типично тибетским — с пронизывающими маленькими глазками, с волевыми складками у рта и подбородка. Когда лама закончил читать, молодой повернулся ко мне и приветствовал сложенными руками:
— Что привело вас в обитель снегов и в наш бедный храм? — спросил он на отличном английском.
—Я ищу ламу, который мог бы разъяснить глубокие истины тибетской дхармы.

Лама долго изучал меня своим инквизиторским взглядом. Затем спросил:
— Почему вы считаете меня ученым ламой?
— Мне сказали, у вас дипломы из Лхасы и вы хорошо знаете тибетскую йогу… Кроме того, вы получили английское образование в Сиккиме.
— Слухи о человеке могут быть ложными,— возразил пандит-лама.
— Верно, но существует нечто неуловимое, способное исправлять заблуждения,— интуиция,— тихо заметил я.

Вероятно, мой ответ удовлетворил тибетского монаха. Лед недоверия был сломан, и контакт установлен:
— Что хотите вы знать о буддизме? — спросил он дружеским тоном.
— Я всегда верил, Великие архаты, Бодисатвы, Спасители человечества, которых в Индии называют Махатмами,— реально существующие личности. Не знаете ли вы что об их местонахождении? — спросил я.
— Буддизм основывается на вере в высших людей, которые, пройдя путь в восемь излучин, достигли Нирваны. Мы также признаем учение, в котором рассказывается о царстве где-то на севере, где живет кое-кто из этих великих душ. Мы называем его Шамбала.
— Образуют ли эти озаренные души невидимое братство, посвятившее себя духовному движению человечества?
— У нас в Тибете действительно есть такое братство, но очень может быть, подобные братства существуют не только в Азии,— ответил пандит.
— Полагаю, подготовка к испытаниям для вступления в братство нелегкая и занимает много лет. Знаю, я не готов к этому и мне понадобится множество существований, чтобы достичь таких вершин. Но я верю, и на своем уровне смогу внести свой вклад в ваши старания просветить человечество…
— Путь служения тяжел и требует большой самоотверженности, но лишь через полное самоотречение можно подняться над землей и раствориться в бесконечности. Мы можем проделать упражнение йогой из области психологии, которое позволит вам уловить нашу мысль.
— О, разумеется! Очень интересует!

Пандит попросил принять позу лотоса и медитировать, и сел рядом.
— Представьте,— начал он,— вы держите ваши пороки в правой руке, а достоинства — в левой. Теперь положите все невидимые грехи на камни пола и так же поступите с вашими достоинствами. Ваше лицо покрыто маской — ваша внешность включает возраст, пол, национальность, профессию… Некоторые маски уродливы и сделаны из глины, другие, мраморные, красивы. Одни — золотые, другие — железные, но какова бы ни была ваша собственная маска, положите ее на время перед собой на землю.

Последовав словам ламы, я почувствовал необъяснимое чувство пустоты и дезориентации, когда исчезли все характеристики моей личности. Я почти услышал шум упавшей на землю моей маски.
— Вы теперь умственно и духовно просто центр сознания, освобожденный от всего, не владеющий ничем. Вы лишь пламя в океане огня. Духовно вы теперь далеко от границ земли, и ваш огонь смешивается с огнем далеких звезд Великого пространства,— шептал монах.

Необычно восхитительное чувство осознания этого пронизало меня легко и естественно. Очевидно, духовное влияние пандита-ламы было очень сильным.
— Мы подошли сейчас к плану Недлящегося, где все существует в один и тот же момент, где нет ни настоящего, ни будущего,— продолжал монах. Неожиданно я ощутил совершенную пустоту, как будто время навсегда остановилось. Не существовало больше ни «до», ни «после», ни «вверху», ни «внизу», ни «здесь», ни «там». Чувство полного единства в безвременном и безграничном мире.
— Спустимся теперь с этих высоких планов. Ниже, еще ниже. Вновь возьмите вашу старую маску, ваши достоинства и пороки, которые вы оставили на Земле. Возвратитесь в свою скорлупу, в которой будете пребывать до конечного освобождения,— заключил пандит.